X-Men: The Rise and Fall

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » X-Men: The Rise and Fall » Будущее » Вернуть на круги своя.


Вернуть на круги своя.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Название: Вернуть на круги своя.
Участники: Доктор Дум, Синистер, Гамбит
Сюжет: Карты судьбы легли так что Виктор фон Дум вынунежден служить Апокалипсису, но не таков он чтобы просто так смирится. Доктор Дум начинает готовить магический обряд, который должен предотвратить цепь событий приведших к этому. но к сожалению Апокалипсис не собирается упускать такого сильного слугу, и посылает другого, не менее сильного чтобы помешать тому что задумал Виктор. Но у Мистера Синистера могут быть другие планы это счет, которые впрочем стоит воплощать с осторожностью, ведь Апокалипсис не тот с кем стоит шутить. А ведь возможно вмешательство и третьей силы.

0

2

Тяжёлые удары титановых сапог эхом разливались по сводам многовекового замка, где десятки монархов Латверии когда-то правили самодержавно и незабвенно. Виктор уже не обращал внимания на все эти тонкости, так как прожил здесь уже достаточно долго. Целых двадцать лет он не покидал стен замка, наблюдая, его цивилизация рушится. Всё, что он некогда строил с таким трудом разваливалось как карточный домик. Он остановился у окна и поглядел вниз. Там, по улицам Думштадта, разгуливали бесчисленные отряды "Стражей" верно служащих Апокалипсису, новому хозяину Латверии и всего мира. Дум уже не помнил, как оказался подло обманут этим древним мутантом, но ненависть кипела в нём как ведьминское варево на медленном огне. Латверия была последним государством, которое пало перед дланью Апокалипсиса. Ведь это была ведущая сверхдержава, технологии которой позволили продержаться гораздо дольше перед армией мутантов и Стражей. Отблески вспышки какого-то выстрела отразились на идеально отполированной маске Дума. Апокалипсису было мало подчинить себе мутантов. Он хотел получить и силу магии, силу которой обладал Дум. С помощью него он намеревался сокрушить остатки Людей-Х и Гвардии Дженоши. Но Виктор не желал быть пешкой. С яростью отбросив полы плаща назад, он двинулся дальше по коридору. Факелы освещали ему дорогу и, дойдя до конца, он встал перед большой дубовой дверью и с силой распахнул её створки руками. Он вошёл в огромное помещение, которое было заставлено аппаратурой, какими-то огромными приборами и оккультными предметами. В центре комнаты стояла большая машина, соединённая проводами, больше похожая на огромную кабину. Но внутри кабины, внутри неё кто-то находился. И, присмотревшись, можно было увидеть существо с синей кожей и длинным хвостом, с виду оно напоминало демона. Это был Ночной Змей.
- Как мило, что одна из зверушек Ксавьера пригодилась мне,- раздался глухой голос из под титановой маски и Дум подошёл к приборам, рассматривая показатели. - Эта машина, созданная с помощью самых высоких технологий и магии усилит тебя до невероятного уровня, Курт, и ты сможешь порвать пространственно-временной континуум и телепортируешь меня обратно в прошлое
Похоже Ночной Змей был не в самом здравом уме и накачан какими-то наркотиками, одному богу известно, как Думу удалось поймать его.

+1

3

На потолке покачивалась лампа, выполненная в абсолютно дурацком стиле, что-то от модерна, что-то вообще не понять от чего. Слабый ветерок из приоткрытого окна, будто шаловливый дух, приводил её в движение. Хозяин такого дома, похоже, обладал весьма странными представлениями о стиле и хорошем интерьере. Синистер, раскинув ноги, напряженно сидел на массивном лакированном деревянном стуле, покрытым затейливыми узорами. Он давно уже не мог по-настоящему расслабиться. Задумчиво разглядывая аккуратные швы на кожаных перчатках, Эссекс представлял сцены казни настолько надоевшего ему "шефа" и сам себе улыбался. Осторожно поддев ногтем черную тонкую, но довольно прочную нить, он подумал, что в нынешнем механизированном мире ручная работа встречается довольно редко и снова улыбнулся (если это выражение лица можно было назвать улыбкой в классическом понимании этого слова). Снова и снова прокручивая в мозгу кадры различного уничтожения Апокалипсиса, Синистер размышлял и о словах этого мерзкого, но чертовски хитрого типа. За те тысячи лет, что он прожил, Апокалипсис в полной мере оправдал своё имя, но останавливаться на достигнутом он явно не собирался. И вот новый глупец решил броситься с голыми руками под стальной трак этого монстра. "Хотя, похоже, что наш милейший фон Дум откопал где-то гранату," - подумал Синистер и бросил кожаные перчатки себе под ноги - "И, пожалуй, не будет лишним разузнать о ней." Сам он давно желал избавить себя от оков Апокалипсиса, но на данный момент время для бунта было не совсем подходящим. Хотя, оно было таковым уже довольно давно. "Что уж там, "довольно давно" - это всегда..." - размышлял Синистер. Он медленно поднялся со стула (половица недовольно скрипнула под его весом), глянул в окно и резко захлопнул его. Стайка сизых голубей с недовольным "гу-гу" поднялась в воздух, испуганная внезапным шумом. "И откуда они здесь взялись, черт возьми?" - подумал Синистер, поднял с пола черные перчатки и медленно надел их.
Что бы то ни было, но он решил все же навестить любезнейшего Виктора фон Дума. Затягивать с неприятными визитами он никогда не любил. И что уж скрывать, где-то в глубине он надеялся на выгоду для себя. Но все же риск был слишком велик, да и думать об этом не разузнав обстановки было по меньшей мере глупо. Лампа, в очередной раз слабо качнувшись, погасла.
Стоило только представить, что ему нужна цитадель фон Дума в Латверии и вытянуть руку вперед, давая направление для выхода энергии, которая, благодаря тем способностям, что дал ему Апокалипсис, мгновенно приобрела вид уплощенной воронки, таинственно светящейся в полутьме комнаты. Натан поднялся со своего кресла и сделал шаг вперед - этого было достаточно, чтобы его тело окутал портал. Странно, но за столько лет он так и не привык к этому ощущению. Оно всегда вызывало какое-то странное ощущение дискомфорта, как будто тонешь, воздуха в легких осталось только на пару секунд... Но этих пары секунд всегда хватало для того, чтобы сделать еще шаг и выйти на другой стороне портала, там, где ему было нужно оказаться.

+1

4

Столько лет, я терпел и ждал, когда мой враг даст слабину, когда его веки опустятся хотя бы на миллиметр и я смогу сорвать с себя оковы его порабощающей власти. Апокалипсис - силён настолько, насколько и глуп, чем сильнее сожмёшь кулак, тем быстрее скользкие типы, вроде меня, или Синистера, вырвутся из руки- подумал Дум, сравнивая показатели на приборах и намереваясь в скором времени начать эксперимент. Нужно больше количество энергии, иначе, Ночного Змея просто разорвёт на куски и я не смогу попасть обратно в прошлое. Был бы Рид Ричардс сейчас здесь, он бы с радостью оценил моё изобретение, но сейчас, наверняка, он уже мёртв или служит рабом в ряд Апокалипсиса - Дум усмехнулся про себя и повернул голову в сторону машины. Ровные огни факелов отразили на идеально отполированной поверхности его титановой маски. Что он испытывал к этому мутанту? Ничего, сухое желание использовать его как инструмент для достижения своей цели. Такова была сущность Виктора, такова была его деспотичная воля. На секунду он подумал, что он и Апокалипсис чем-то похожи, но Дум лишь отмахнул эти мысли вальяжной дуновением мысли, которая предрекала свободу от оков господина нового мира. Отбросив полы плаща, Дум прошёл к окну, стуча по полу титановыми подошвами сапог. Он посмотрел на Луну, такую полную, сеяние которой сделало его маску, фактически, белой. Маленькие тучки проплывали мимо неё. Но Виктора не тешил этот вид. Он простёр руку в сторону неба, и его рука загорелась зелёным пламенем. Мертвенно бледным и волшебным. Магия давала Думу много возможностей, и это была одна из них. Он словно с титаническим трудом стал сжимать кулак и было видно, как тучи стали сворачиваться вокруг луны в спираль, и, когда Дум резко отдёрнул руку назад, из огромной тучи вырвалась молния, а вслед за неё раскат грома. Началась буря. Молнии освещали Думштадт и били в антенну на вершине замка. По приборам прошёл мощный энергетический заряд, и Ночной Змей очнулся в ужасном крике. Показатели стали прыгать как бешеные, но энергии всё ещё было мало. Дум повернулся к двери и провёл рукой, используя телекинез, и огромные створки дверей в зал с грохотом захлопнулись. Ещё несколько разрядов и я портал будет готов

0

5

Эссекс оказался в одной из многочисленных комнат цитадели Виктора фон Дума, в ней было темно и от каменных стен и пола тянуло сыростью и холодом. Влажный застоявшийся воздух вызвал у Синистера мимолетное видение, что-то из его далекого прошлого, которое он никогда особо не старался вспомнить. Не было необходимости. А вернее, он сам этого не хотел, хотя и боялся себе в этом признаться.
Что ж, Дум хотел изменить прошлое. "Забавная мысль!" - ухмыльнулся Злыдень, оголив острые, как у хищника, зубы - "Оригинальностью наш друг, конечно, не отличился, но мысль забавная."
Как часто люди задумываются, что из-за одного шага жизнь их может перевернуться брюхом кверху? Как бы это не звучало смешно, но даже ежедневный выбор напитка к завтраку может иметь огромное значение. Жил себе какой-нибудь милый паренек и в среду утром он решил выпить кофе вместо привычного мятного чая. Он спешил на работу и пролил горячий кофе себе на брюки, из-за чего и опоздал на свой автобус. Он, конечно, долго злился и клял всё на свете, его ведь лишили премии за очередное опоздание и т.д. Но этот парень...Он не знал, не мог себе бы даже представить, что такой пустяковый выбор, который совершают миллионы людей ежедневно, спас ему жизнь. И если бы не пролитый на новые брюки кофе, то лежал бы он сейчас где-то в окружном морге с пробитой головой и сломанным позвоночником, бледный и окоченевший, без всякой надежды на жизнь, как другие пассажиры его автобуса. Маленькие совпадения вершат судьбу мира. И та же ситуация с кофе могла бы произойти с каким-нибудь президентом и из-за этого, например, началась бы очередная мировая война. Всё просто - чай или кофе, но как много это может значить? Этого мы не можем знать. Сколько разных жизней мы могли бы прожить? Как каждый наш выбор сказывается на будущем? И как бы мы поступали, если бы могли просчитать невероятное количество вариантов, которое реально в этом мире бесконечных возможностей? Но задумываться об этом - всё равно, что играть в наперстки (или что-либо ещё) с Судьбой, самым великим обманщиком и карточным шулером. Ибо выигрыш всё равно всегда достается Судьбе. Всегда "зеро" - выигрыш хозяину. Судьба и слепой случай - давние товарищи, любители азартных игр от которых зависит будущее. "...Но не для нас" - хрипло произнес Синистер, сделал несколько шагов в темноте и протянул руку к двери. Уж они-то знали все ходы этих милых товарищей и что нужно изменить, чтобы в будущем изобрели глаза на ножках или править начал Четвертый Рейх. Всё просто, если знать правила. Каждое движение Эссекса было отчетливо слышно в этом каменном мешке и ему вторило десятикратное эхо. Это раздражало. Синистер взялся за дверную ручку (вернее даже не ручку, а стальное кольцо, прибитое к дереву железной скобой) и потянул его. Его даже немного удивило, что столь массивная дверь так легко поддалась и настолько бесшумно открылась. Эссекс сделал несколько уверенных шагов и оказался в коридоре, освещаемом факелами. "Странный каприз... И зачем сейчас нужны факелы? К чему столь экстравагантный осветительный прибор? " - на лице Синистера отпечаталось выражение Всё-с-этим-идиотом-уже-давно-ясно. Тяжело вздохнув оттого, что ему предстоит общение со столь эксцентричным типом, он направился по длинному коридору прямо...

0

6

Виктор слепо наблюдал за приборами, показатели которых становились выше, но не настолько высока, как ему хотелось. Он отошёл от машин и снова посмотрел на Ночного Змея. Он смотрел как его тело корчится в лучах энергетических зарядов и понимал, что ему абсолютно наплевать на этого мутанта. Он не задумывался, что это за личность, о чём думал, думает или ещё будет думать, что он испытывал и переживал. Он был лишь инструментом, а инструмент не должен думать, строитель не думает о том, что его молоток может сломаться. Дум не верил в судьбу, для него было лишь истинно одно: те, кто обладает властью и вершит судьбу и те, кто не обладает властью и становится инструментом. Монарх Латверии не признавал демократию, социализм и другие утопичные режимы человечества. Править могут лишь сильные, умные, амбициозные, коварные, холодные, такие как Дум, такие как Апокалипсис. Остальные - лишь грязь под ногтями, инструмент для вытачивания скульптуры из камня. Причина и следствия. У Дума не было причин оставаться рабом, и, как следствие, он должен вырваться из оков. Он должен править, только он властелин, властелин своей души, своих действий и их следствий. Кто-то умирает от того, что им в горло попала вишенка, они думают, что это случайность, что это судьба, но на самом деле это лишь следствие причины, вполне закономерное следствие того, что человеку захотелось съесть вишенку. В этот момент появляются люди, способные менять ход истории, они могут спасти человека, который подавился вишенкой, а могут оставить всё как есть и наблюдать, получая удовольствия от чувства власти над его жизнью и смертью. Вот и сейчас Доктор Дум наблюдал за тем, как ток проходит через мутанта и ведёт его к следствию. Но тут он уловил мысли, чужие мысли. Он не проникал в голову, лишь счёл их с воздуха, как запах. Мысли были, но он не знал их содержания. Их хозяин имел ментальную защиту, вполне вероятно, что он тоже был телепатом.
Мутант, хм, что же, похоже мой маленький секрет раскрыли, посмотрим, кого Апокалипсис прислал на этот раз
Виктор сложил руки за спину, под плащ и стал прохаживаться по комнате, стуча титановыми сапогами по каменному, холодному полу и смотря на показатели.

0

7

Небо над цитаделью то и дело прорезали белые с голубым отливом молнии. Яркие вспышки освещали всё вокруг так, что можно было с удивительной четкостью увидеть всё, что находилось за окном. Воздух был влажным, сильно пахло озоном. Капли дождя с металлическим звоном падали на откос, раздавались оглушительные раскаты грома, от которых, будто в страхе, звенели оконные стекла и звенело в ушах. Дождь напоминал Эссексу большую злую собаку. Он сам не мог сказать почему. Синистер выглянул в окно, яркая вспышка на секунду ослепила его.
Он дошел до конца коридора и подошел к двери, за которой, как он чувствовал, находился фон Дум. Огонь в факелах потрескивал. Этот звук в сумме со звуками дождя и грозы создавали удивительную мелодию природы. Хотя этого Синистер не заметил, если он и был романтиком, то где-то в глубине души. Или же этот романтик умер уже сотню лет назад, на то были свои причины. Раздался громкий щелчок, треск и очередной раскат грома. Похоже, что какая-то молния ударила в дерево. Гроза усиливалась. Синистер понимал, что всё это выходки фон Дума. За дверью раздавался какой-то неясный шум. "Развлекается...И без меня, да не один... а это не дело!" - хохотнул Злыдень. "Да здравствует прошлое, измененное в будущем! Как же я люблю эти временные фокусы" -  поправив кожаные перчатки, Синистер толкнул дверь, обдумывая свои следующие действия.
Дубовая дверь натужно скрипнула, Синистер сделал шаг в лабораторию. Сложив руки на груди, Эссекс выждал небольшую паузу, давая возможность Думу обернуться и рассмотреть своего гостя, затем произнес, чеканя каждое слово: "Думаю, ты знаешь, зачем я здесь. Апокалипсис интересуется твоими экспериментами. Не так-то просто скрыть от него замышляемое. Тем более, таким дилетантом" Про себя он лишь изменил, что не от Апокалипсиса, а от него самого. Так как "начальство" даже не догадывалось о визите Синистера сюда. И то хорошо...Эссекс приподнял бровь, заглянул за широкую спину Доктора Дума, пытаясь рассмотреть Ночного Змея, присутствие которого он чувствовал. "Наш милый друг, похоже, плоховато себя чувствует. Ну, это поправимо... Синистер сделал несколько широких шагов навстречу Доктору Думу, ожидая его реакции...

0

8

Дум слышал приближающиеся шаги Синистера, слышал, как бурлят его мысли, хоть он и не мог их прочитать. Об этом Дум жалел больше всего на свете, ибо был не самым сильным телепатом в истории Земли. Чёрная магия открывала ему небольшие возможности в этой области, хотя, он обладал другими мистическими способностями, куда более могущественными чем телепатия. Недаром говорят, что Виктор фон Дум по магическим способностям равен, разве что, только Доктору Стрэйнджу. Но сейчас всего мысли были обращены на собственную ладонь. Там, в отражении идеально отполированной титановой поверхности, он видел свою маску и изуродованное лицо, скрывающиеся под ней. Как же он привык к этой маске. Она такая идеальная, чистая, лишённая погрешности, неуязвимая, идеальное лицо, вечно внушающая страх и никто не сможет увидеть твоих эмоций под ней. Когда-то он был красив, но эксперимент, в котором был виновен Рид Ричардс сломал всю его жизнь. И чего он добился? Он стоял здесь, среди холодных стен своего замка, тускло освящаемых факелами, где за окном бушевала буря, гремели раскаты грома и ночной ливень смывал остатки дня, которым мог показать настолько ужасным, что подобное явление природы было настоящим знаком для начала чего-то нового, чего-то с чистого листа. Когда двери лаборатории распахнулись, Дум сжал кулак, который не на долго вспыхнул зелёным огнём.
Думаю, ты знаешь, зачем я здесь. Апокалипсис интересуется твоими экспериментами. Не так-то просто скрыть от него замышляемое. Тем более, таким дилетантом
Двухметровый, закованный в доспехи, маг медленно повернулся к Синистеру. Голос доктора был приглушённым, механическим, полным радости и триумфа.
- Мистер Злыдень, добро пожаловать в мой замок, я польщён, что именно ты явился лицезреть час моего триумфа, честно признаюсь, я уже сам хотел вызывать прихвостней Апокалипсиса, ибо какой День Дума без празднования?- Виктор как-то глухо засмеялся, снова повернувшись к Синистеру спиной, как будто человек нисколько не боялся этого мутанта - Но ответь мне на вопрос, неужели Апокалипсис настолько самоуверен, что не явился сам? Учитывая твою природную склонность к хитрости и предательству, Злыдень, можно догадаться, что Хозяин не знает о том, что здесь происходит.
Дум сказал последние слова с каким-то шёпотом и придыханием, ожидая ответа от Синистера. Виктор был гением во всём, а уж в вопросах предательства в первую очередь.

0

9

Синистер внезапно обнажил свои белые зубы в кривой ухмылке, сложил руки на груди - всем своим видом он выражал презрение. Слова Дума скорее повеселили его, нежели привели в ярость. Этот глупец думал, что задал гениальный вопрос. Он вообще воображал невесть что.
Над цитаделью и над всем городом всё так же бушевала стихия, порывы ветра срывали с крыш листы просмоленного рубероида и бросали их вниз, на головы разбегавшихся в ужасе припозднившихся прохожих. Потоки воды с невероятной быстротой заполняли всё вокруг, с грохотом лились по водостокам, образовывали лужи-озерца в каждой небольшой выбоине на дороге. Хлипкие зонты ветер выворачивал наизнанку, ломал в них спицы, срывал головные уборы с людей и уносил куда-то ввысь. Никакой дождевик, да наверное, даже скафандр не мог спасти от тех пенящихся и бурлящих рек, которые текли по улицам, неслись по трубам с крыш, лились с неба. От раскатов грома содрогались даже дома, молнии постоянно били в деревья, громоотводы, в заводские трубы, землю и озаряли вспышками всё вокруг. Грязная ледяная вода под ногами несла куда-то старые газеты, прошлогодние листья, какие-то щепки, детские игрушки и прочий мусор.
Злыдень подался корпусом вперед и сверлил взглядом спину Дума. Похоже, что буря готова бы разразиться и внутри цитадели. Только уже иная - эмоциональная. И кто-то явно серьезно пострадает. Ухмылка внезапно исчезла с белого лица Эссекса и снисходительно, не без скрытой иронии, будто говорил с глупым ребенком, он начал говорить. Выбранный тон не совсем соответствовал той речи, которую он произнес, хотя из уст Сиснистера это звучало весьма гармонично и ясно: "Ты слишком много себе позволяешь для такого жалкого болвана, милый Виктор. Что ты выставил свою спину мне пред глаза, будто я её никогда раньше не видел да ещё и несешь какую-то ерунду. Презренный смерд! Наберись смелости, смотри на меня или твоя дурацкая блестящая маска совсем закрыла тебе глаза?" Злыдень сделал шаг вперед, присел на тяжелый дубовый табурет, он вел себя, как будто был у себя дома. Он широко раскинул ноги, положил руки на колени: "Молчишь? Тебя раздавить бы как червяка за невероятную тупость...Ты начал сдавать, фон Дум, ты уже далеко не тот, что раньше. И кто-то всё же тебя проучит. И я преподам тебе первый урок" Синистер снова улыбнулся. Он не любил медлить. Очередная молния прочертила ломаную линию на небесном своде. С помощью телекинеза Злыдень поднял в воздух какой-то тяжелый оцинкованный ящик, видимо, это было частью громоздкой установки фон Дума. И не успел тот обернуться, как блестящий куб на огромной скорости ударил его по затылку. Любого другого такой удар мог бы убить. Синистер встал и приблизился к оглушенному противнику, наклонился и протянул руку в черной перчатке к его лицу: "Сейчас посмотрим, что ты здесь прячешь, Док. Я думаю, что ты не против". Злыдень схватил титановую маску за край и сдернул одним резким движением руки. "М-м-м..." - он картинно закатил глаза и поцокал языком, осматривая изувеченное лицо Виктора фон Дума. Отбросив увесистую маску в сторону, Синистер обернулся в сторону установки, в которой сидел Ночной Змей. Он решил больше не тратить времени на разговоры с Думом...

+1

10

Изувеченное лицо было затянуто старыми шрамами, давно минувших дней. Даже эмоции выражались на нём крайне слабо, так как все мышцы были повреждены и теперь его глаза лишь выражали страх перед Злыднем. Но страх ли? Через мгновение взгляд Доктора снова стал нормальны, а  затем злобным, ну а потом и вовсе сменился безумие. Зрачки прыгали внутри глазных яблок как безумные попрыгунчики, дрожали как осенние листья, которые пытаются удержаться за ветки деревьев, в бессильной попытке не пасть и не сгнить среди червей и жуков.  В спину Синистера ударил безумный смех, настолько безумный, что ему мог позавидовать любой пациент психиатрической лечебницы.
Молчишь? Тебя раздавить бы как червяка за невероятную тупость...Ты начал сдавать, фон Дум, ты уже далеко не тот, что раньше. И кто-то всё же тебя проучит. И я преподам тебе первый урок
- Какой же ты дурак, Злыдень. Только полный глупец придёт в логово к своему врагу и будет качать права, что же, это моя земля и мои правила, Синистер, хаха,- Дум снова неудержимо рассмеялся, но с ним стало происходить нечто странное. Он стал таять, таять как утренний туман, расплываясь в воздухе тонкими струйками невесомой материи. Мгновение и растворился, как и маска в руке Злыдня. Всё это оказалось лишь мороком, иллюзией, навеянной чёрной магией Дума. Сейчас он был готов продемонстрировать всю мощь своего чародейства. Буря продолжала расти, вновь ударила молния и по замку прошёл раскат электрического тока, энергии, которая влилась в Ночного Змея. Крик мутанта раскатился по всему замку, оглушая сам гром в небе. В это мгновение в спину Злыдня ударил разряд магической молнии. Зелёная дуга, как ядовитая змея, прокралась сзади, шипя и потрескивая в воздухе, вонзилась между лопаток мутанта, окатив его волной чёрной энергии и отбросила его через всю комнату. Тяжело рухнув на землю, Злыдень слышал шипение своей прожжённой брони, а всё его тело было окутано едким дымом. Вновь раздался смех Дума, причём он стал гораздо громче. Ведь теперь за спиной лежащего Злыдяня стояло около двадцати иллюзий Дума и только одна была истинным магом. Все они говорили хором, создавая эхо механического голоса под сводами зала.
- Твоя самоуверенность никогда не играла тебе на руку, Эссекс. Лишь своим подхалимством, своей подлой натурой и жалким вылизыванием сапог Апокалипсиса, ты добился такого успеха и сейчас находишься там, где находишься. На холодном полу моего замка,- говорили зеркальные иллюзии, насмехаясь над мутантом. Магические возможности Дума открывали ему и другие границы, но не спешил открывать все карты Синистеру. - Проваливай отсюда, скользкий червь и скажи своему хозяину, что я больше не буду служить ему и его владычеству настанет конец.
Руки Думов, буквально, горели зелёным огнём от испытываемой ярости.

0

11

Денек выдался прямо-таки на славу. Еще одна страна была полностью подчинена Апокалипсису. Все прошло тихо-мирно, поэтому скучно. Люди думают, что он их избавитель. От кого? От чего? От мутантов? Да это же просто смешно! Если Эн Саба Нур от кого-то и избавит этот мир, то от людей. Они ему мешают - они недостойны поклоняться ему... Ну и мутантам тоже достанется. Не всем, конечно. Некоторым. Многим, если по сути. Все, кто не примет его режим узнает о другой стороне медали. Их всегда две: спереди красивая картинка и обещания утопии: идеального мира, в котором все до тошноты правильно, сзади... по-разному. Но сейчас это нечто темное, могущественное, способное сеять страх, боль, ненависть и  смерть среди людей и мутантов. Всадники могущественны и очень сильны. Даже Людям Икс с ними не справится, особенно, когда они потеряли своего идейного вдохновителя и такого отменного союзника в лице одного из сильнейших телепатов мира. Какая "жалость"... - Реми улыбнулся сам себе. Сложно сказать, что толкнуло его на эту тропу, но сейчас сходить с нее он был не намерен. Жизнь немало потрепала Гамбита. Слишком сильно потрепала, чуть не убив несколько раз. Что же, карты теперь все в ее руках. Гамбита больше нет, но есть Смерть. Он сильно изменился. Он стал еще сильней, он стал еще непримиримее к миру. Его внешность сейчас была вполне себе под стать тому, что творилось у него в душе: мрачное существо, одним своим видом вселяющее страх в сердцах людей. Черная кожа, красные глаза, светящиеся в темноте и так некстати длинные белые волосы. Раньше не по-человечески выглядели только его глаза. Сущий пустяк было бы закрыть их очками с темными стеклами, но это бы значило предать себя, предать то, кем ты есть на самом деле. Это было лишним. Реми нравились его способности, нравилось быть мутантом. Тем более что такой мелкий дефект его совсем не смущал. не смущал он и тех женщин, с которыми он проводил ночи, не смущало его команду, его приемную семью. Остальное его не интересовало. Le Diable Blanc - так его прозвали люди из-за его глаз. Забавно. Теперь отмеченный дьяволом сможет стать для них воплощением смерти, вернее, уже стал, приняв предложение Апокалипсиса, тем самым фактически повторив путь того, на кого всегда надеялся быть непохожим, после того, как узнал, что Синистр его отец. И все же кое в чем Реми не мог не согласиться с Синистером: Апокалипсис должен быть уничтожен. Желательно, чтобы своим же оружием. Скрыть ненависть, которая вспыхивает в сознании Синистера при появлении "начальства" от Реми ему не удалось. Откровенной беседы для эмпата не требуется: все итак понятно. Но все же хотелось бы поговорить о том, как же далеко сможет зайти Нур, если его не остановить. А ведь не найти ему кандидатуры для беседы на эту тему более подходящей, чем Мистер Синистер. Неприятно, но что поделаешь. Это было важно: ментальные блоки пока еще не подводили Реми, но Апокалипсис слишком силен и промыть мозги, как Циклопу и Ангелу для него несложно. Пешки не должны обладать своим разумом, только той частью возможности соображать, которая не позволяет предать своего игрока. Вот только быть пешкой Гамбита не устраивало. Уж если и играть по чьим-то правилам, то лучше всего королем. Королем противника, который сможет подкинуть несколько фигур, дабы привлечь внимание и ловко разыграть гамбит в этой шахматной партии жизни, оказавшись победителем. 
Твердый в своем намерении Смерть проник на базу Апокалипсиса, где его в данный момент быть не должно, но старые навыки прилично помогли в этом деле и незамеченный никем он смог попытаться разыскать Синистера. На базе его не было. Разве что оставалось два варианта: либо он где-то рядом с Нуром, либо в своем кабинете. Первый вариант заведомо проигрышный из-за самого Апокалипсиса, а второй, пожалуй, стоит проверить. Еще одну минуту и он стоял перед массивной дверью кабинета. На стук никто не ответил. Подумав о возможных неприятных последствиях такого действия, Реми все же толкнул дверь. На удивление, она была не заперта и легко поддалась. Неприятный скрип резанул слух, но быстро утих, не привлекший более ничьего внимания. Синистера не было и там. Зато было кое-что, явно свидетельствовавшее о его недавнем прибывании - в темноте комнаты единственным источником света был портал. Мерцающую и переливающую уплощенную воронку портала было сложно с чем-то спутать. Тело среагировало несколько быстрее, чем мозг. Реми, поддавшись распирающему его любопытству шагнул в портал: привычно перехватило дух, немного закружилась голова, но стоило оказаться с другой его стороны, как все прошло. Сориентироваться на незнакомой местности было не сложно. Благо, чутье это прекрасно позволяло. Но больше всего его привлекло творящееся наверху: чьи-то сильные эмоции чуть было не захватили его сознание. Реми помчался по узкой каменной лестнице, по пути разглядывая унылые стены и предметы быта, попадавшиеся ему на глаза. Факелы слабо мерцали и подрагивали в такт ударам молнии, раскаты грома довершали обстановку. Было неприятно здесь находиться. Благо, не нужно было хотя бы присматриваться к окружавшему пространству: Реми идеально все видел даже в кромешной темноте, что уж говорить о тусклом освещении факелов. Пару пролетов и поворотов он преодолел довольно быстро. Никакой охраны... Это странно и нелогично, место, похоже, не самое простое. Какой-то замок, насколько мог он судить по увиденному. Логично, что незначительные личности в таком месте обитать не могут, да и правая рука Апокалипсиса им визиты не наносит. Послышался странный шорох. Реми распахнул дверь. На это сразу никто не отреагировал - противники были слишком заняты друг другом и поглощены своей ненавистью. Его глазам предстала странная картина: несколько(более десятка) копий фон Дума(его-то он узнал моментально) окружила Синистера, который был чем-то на несколько секунд выведен из боеспособного состояния. Пока тот оценивал ситуацию, а Дум еще не успел спохватиться, Реми успел расслышать слова правителя Латверии. Что ж, внешне-то они похожи идеально. Да только иллюзия чувствовать не способна. Вычислить настоящего Дума Реми не составило никакого труда. Его пальцы метнулись к колоде карт, тут же зарядив несколько. Сыграем первую партию... Карта, которая не могла причинить тому особого вреда, угодила точно в цель, а именно под ноги Дума. Сойдет за намек на то, кто настоящий...

+1

12

Синистер бросил удивленный взгляд на внезапно возникшего в дверях Гамбита. Конечно, в этой жизни очень малое могло по-настоящему удивить его, но вызвать мимолетное недоумение его сын смог. Игральная карта, прорезая воздух, быстро пролетела через всю комнату и упала под ноги одной из копий фон Дума. Синистер решил оставить на потом расспросы о том, как и зачем Гамбит оказался здесь. Тем более, что он находился не в лучшей ситуации и она явно не подходила для беседы за чашечкой чая с родней. Нет, он, конечно, не боялся происходящего. Но он не любил, когда кто-то пытался разрушить его планы и это пробуждало в нем гнев. Буквально бешенство. В этом состоянии Синистер был готов крушить всех и вся, кто встал на его пути. Он мгновенно воспользовался условным сигналом своего сына-эмпата, который выдал Синистеру с потрохами настоящего фон Дума, его кулак вспыхнул красноватым светом и в тот же миг энергетический луч ударил в наглую блестящую маску Виктора.
"Будь ты проклят, мерзкий червь," - медленно выговаривая слова начал Синистер - "Ты думаешь, что можешь обыграть меня? Ты ещё поплатишься за свою выходку, не думай, что я прощу тебе эту твою эскападу так просто. Она стоила мне потраченного времени и сил" Он подошел к вжавшемуся, а вернее, вдавленному таким напором в угол Доктору, внимательно посмотрел на врага и процедил сквозь зубы: "Запомни это хорошенько"

0


Вы здесь » X-Men: The Rise and Fall » Будущее » Вернуть на круги своя.